Поиск по сайту

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.09.2021

15.09.2021

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 15.09.2021 N 304-ЭС21-5485 по делу N А46-12387/2020 отменен судебный акт, которым оставлено без рассмотрения заявление о признании общества несостоятельным (банкротом), так как суд не усмотрел оснований для применения абз. 2 п. 2 ст. 7 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В определении Верховного Суда установлено, что, поскольку требование приобретено заявителем по договору уступки прав требований и основано на кредитном договоре; кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.
При этом оспаривание сделки, положенной в основу требования о признании должника банкротом, само по себе не препятствует рассмотрению заявления кредитора, учитывая, что доводы о ее ничтожности могут быть оценены при проверке обоснованности данного требования.

В определении от 15.09.2021 Верховный Суд в том числе указал следующее.
В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора - кредитной организации со дня возникновения у должника признаков банкротства.
По смыслу указанной нормы кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.
Критерием, допускающим возбуждение дела о банкротстве подобным упрощенным способом, выступает реализуемая кредитной организацией, обращающейся с соответствующим заявлением, деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России (абзац первый статьи 1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности").
Отличительной особенностью предъявляемых кредитными организациями требований, обусловленных их специальной правоспособностью, является то, что эти требования, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс проверки их обоснованности не представляет большой сложности.
Следовательно, для целей применения абзаца второго пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве судам необходимо проверять, является ли заявленное требование следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации, и при установлении такового - разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.
На необходимость учета специальной правоспособности кредитных организаций при инициировании ими процедур банкротства обращено внимание в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2016 N 351-О.
В рассматриваемом случае общество ссылалось на наличие требования к должнику, возникшего из кредитного договора, заключенного банком и заводом, а также перевода долга по кредитному договору на должника. Данное требование приобретено им по договору уступки прав (требований).
С учетом закрепленного в пункте 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации правила о переходе к цессионарию прав цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, на требование заявителя распространяются положения абзаца второго пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве.
Таким образом, заявитель вправе инициировать возбуждение процедуры банкротства общества "ПКФ Сиблифт" в упрощенном порядке.
При этом оспаривание сделки, положенной в основу требования о признании должника банкротом, само по себе не препятствует рассмотрению заявления кредитора, учитывая, что доводы о ее ничтожности могут быть оценены при проверке обоснованности данного требования (пункт 33 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", а ссылка судов на разъяснения пункта 14 постановления N 45 ошибочна.
Занятый судами первой инстанции и округа подход нивелирует цель законодательного регулирования (абзац второй пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве), предусматривающего специальный (упрощенный) порядок обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом, и предоставляет последнему возможность создавать искусственные препятствия для своевременного введения процедуры банкротства.
Заявитель, в частности, приводил доводы о частичном исполнении обязательств по кредитному договору как первоначальным заемщиком (заводом), так впоследствии и должником (обществом "ПКФ Сиблифт"). Исполнение производилось как в пользу банка, так и в пользу общества с ограниченной ответственностью "ДОМ.РФ Управление проектами". Такое поведение должника после заключения договора о переводе долга давало обществу основание полагаться на действительность сделки.
Следует также отметить, что с заявлением об оспаривании указанной сделки общество "ПКФ Сиблифт" обратилось лишь после возбуждения дела о его несостоятельности.

Все новости

Личный кабинет
00:00