Поиск по сайту

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 02.09.2021

02.09.2021

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 01.09.2021 N 301-ЭС20-18311(2) по делу N А43-41965/2017 оставлено без изменения определение суда о прекращении производство по заявлению конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, поскольку спор признан тождественным ранее рассмотренному.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением арбитражного суда от 17.04.2014 по делу N А43-15298/2013 должник признан банкротом.
Сославшись на непередачу контролирующими должника лицами документации должника, а также на получение Гореликом Б.В. неосновательного обогащения в размере 2 125 000 руб. и на совершение Горелик О.М. недействительных сделок на сумму 8 125 000 руб. и 8 960 253,23 руб., конкурсный управляющий Козичев В.М. обратился в суд о привлечении Горелик О.М., Горелика Б.В. и Маркина В.В. к субсидиарной ответственности.
Определением суда от 18.11.2016, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 23.03.2017, в удовлетворении заявления отказано.
Определением суда от 27.04.2017 Козичев В.М. был освобожден от исполнения возложенных на него обязанностей.
Определением суда от 06.09.2017 производство по делу N А43-15298/2013 прекращено в связи с отсутствием кандидатуры арбитражного управляющего, изъявившего желание быть утвержденным в качестве конкурсного управляющего должником.
Впоследствии АО "НИПИИ ЭТ "ЭНЕРГОПРОЕКТ" вновь обратилось в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).
Определением суда от 29.11.2017 возбуждено производство по настоящему делу N А43-41965/2017.
Решением арбитражного суда от 12.12.2018 должник признан банкротом, конкурсным управляющим утвержден Фирстов В.В.
Полагая, что имеются основания для привлечения Горелика Б.В. и Горелик О.М. к субсидиарной ответственности, конкурсный управляющий обратился в суд с соответствующим заявлением.
Придя к выводу, что аналогичные требования были рассмотрены в рамках предыдущего дела о банкротстве должника N А43-15298/2013 и по итогам их рассмотрения было вынесено определение от 18.11.2016 об отказе в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, суд первой инстанции прекратил производство по обособленному спору на основании пункта 2 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами и отменил определение суда первой инстанции, направив вопрос на рассмотрение по существу в арбитражный суд первой инстанции. Суд указал, что пункт 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" (далее - постановление N 53) содержит запрет на рассмотрение тождественных требований в рамках одного дела о банкротстве, а также вне рамок дела о банкротстве, если аналогичный спор рассмотрен в рамках дела о банкротстве. В настоящем случае дело о банкротстве N А43-41965/2017 не является продолжением дела N А43-15298/2013, а потому предъявленное в его рамках требование о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности нельзя признать тождественным ранее рассмотренному в предыдущем деле о банкротстве.
С указанными выводами суда апелляционной инстанции согласился суд округа, дополнительно отметив возможность появления обстоятельств, которых не имелось в период рассмотрения дела N А43-15298/2013.
Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.
В пункте 2 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплен принцип недопустимости повторного рассмотрения уже разрешенного судом дела: суд обязан прекратить разбирательство по делу, если имеется вступивший в законную силу принятый по тождественному спору судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства (за исключением случаев, когда арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение его решения).
Аналогичный принцип закреплен в пункте 57 постановления N 53, в соответствии с которым не допускается повторное разрешение в рамках дела о банкротстве требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, если ранее требование о привлечении этого же лица по тем же основаниям, поданное в защиту интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов должника, уже было предъявлено и рассмотрено в том же деле о банкротстве. Также не может быть повторно разрешен иск о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности, поданный вне рамок дела о банкротстве, если ранее требование по тем же основаниям к тому же лицу было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве.
Однако в настоящем споре перед судами встал вопрос, устраняет ли признак тождественности возбуждение нового дела о банкротстве в отношении должника при условии прекращения ранее возбужденного дела о банкротстве.
Требование о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве представляет собой групповой косвенный иск, так как предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3). При этом конечной целью предъявления соответствующего требования является возмещение вреда, причиненного кредиторам в результате действий контролирующих лиц, направленных на доведение должника до банкротства. В связи с этим возбуждение нового дела о банкротстве в отношении должника не устраняет признака тождественности.
Вместе с тем для признания заявления тождественным ранее рассмотренному необходимо сопоставить стороны, предмет и основание заявленных требований.
Как указано выше, сторонами по такому иску являются, с одной стороны, сообщество кредиторов (независимо от их персонального состава) как истцов в материально-правовом аспекте, независимо от того, кто выступает их представителем - процессуальным истцом (прежний или новый арбитражный управляющий, кто-либо из кредиторов и т.д.). С другой стороны, контролирующее или совместно действующее с ним лицо в качестве ответчиков. Применительно к названному признаку имеется элемент тождественности, так как в рамках настоящего и предыдущего споров истцами выступало сообщество кредиторов, а ответчиками - Горелик О.М. и Горелик Б.В.
Предмет иска также является тождественным, так как в обоих случаях было заявлено требование о привлечении к субсидиарной ответственности по мотиву невозможности погашения требований кредиторов (доведения должника до банкротства).
Под основанием иска понимаются фактические обстоятельства, на которых заявитель основывает свое требование к ответчику. Согласно разъяснению, изложенному в абзаце третьем пункта 57 постановления N 53, не могут быть квалифицированы как тождественные два требования, в основание которых положены разные действия (бездействие) одного и того же контролирующего должника лица.
Обращаясь с заявлением о привлечении Горелика Б.В. и Горелик О.М. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в рамках настоящего дела, конкурсный управляющий Фирстов В.В., как и конкурсный управляющий Козичев В.М. в рамках дела о банкротстве должника N А43-15298/2013 сослался на непередачу контролирующими должника лицами документации должника, а также на получение Гореликом Б.В. неосновательного обогащения в размере 2 125 000 руб. и на совершение Горелик О.М. недействительных сделок на сумму 8 125 000 руб. и 8 960 253,23 руб.
Каких-либо новых фактов, которые бы могли подтверждать вину ответчиков в невозможности погашения требований кредиторов, истцом не приведено. Поскольку при подаче первого иска уже были упомянуты действия (бездействие) по непередаче документации, неосновательное обогащение и совершение недействительных сделок, в рамках нового спора о привлечении к субсидиарной ответственности истец уже не вправе был ссылаться на указанные факты как на основание своих требований. При этом ссылка на иную презумпцию, но подтверждающуюся теми же фактами, не устраняет тождественности оснований иска.
Таким образом, в настоящем случае имеет место совпадение сторон, предмета и оснований заявленных требований.
При таких условиях суд первой инстанции пришел к правильному выводу о тождественности ранее рассмотренного спора в рамках дела N А43-15298/2013 и настоящего спора и правомерно прекратил производство по заявлению конкурсного управляющего.
Подход, занятый судами апелляционной инстанции и округа, приведет к возможности инициирования неограниченного количества споров по вопросу субсидиарной ответственности в целях преодоления не угодных истцам судебных актов, что противоречит принципу правовой определенности и положениям статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об общеобязательности судебных актов арбитражных судов.


Все новости

Личный кабинет
00:00