«Альянс Управляющих»
Саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих

Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2020: увеличение оклада и премирование работника при неплатежеспособности должника само по себе не влечет причинение вреда кредиторам; необходимо оценить равноценность предоставлений работника и работодателя.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2020 N 305-ЭС17-9623(7) по делу N А41-34824/2016 направлен на новое рассмотрение спор о признании недействительными сделками дополнительных соглашений к трудовому договору об увеличении должностного оклада, действий по перечислению денежных средств, применении последствий их недействительности, поскольку судом не выяснено, являются ли спорные премии составной частью ежемесячной оплаты труда работника, подлежащей обязательной выплате в качестве заработной платы.

Верховный Суд указал в том числе на следующее. В рамках дела о банкротстве комбината его конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными дополнительных соглашений к трудовому договору, а также действий по начислению работнику должника ежемесячной заработной платы в сумме, превышающей 100 000 рублей, начислению ему ежемесячных премий и о применений последствий недействительности указанных соглашений и операций.

Удовлетворяя заявление управляющего, суды исходили из того, что комбинат (должник) являлся застройщиком, в период заключения с работником трудового договора у него возникли первые признаки неплатежеспособности. В дальнейшем показатели, характеризующие деятельность комбината, ухудшались, строящиеся объекты в эксплуатацию не вводились, кредиторская задолженность нарастала. Работник в силу замещаемой должности (юрисконсульт юридического департамента) не мог не знать о неудовлетворительном финансовом состоянии комбината, он располагал сведениями о значительном увеличении требований кредиторов, в том числе предъявляемых в судебном порядке, в частности требований участников долевого строительства о выплате комбинатом санкций за нарушение сроков передачи недвижимости.

Дополнительное соглашение к трудовому договору заключено в период, когда уже было принято к производству заявление о признании комбината банкротом, в судах рассматривалось большое количество исков, касающихся нарушения комбинатом сроков передачи объектов участникам долевого строительства, второе дополнительное соглашение - после введения процедуры наблюдения в отношении комбината.

Суды сочли, что премирование должно быть обусловлено результатами деятельности не только работника, но и организации в целом. В ситуации имущественного кризиса комбинату следовало воздержаться от начисления премий, а работнику - от их получения.

Между тем судами не учтено следующее.

В рамках обособленного спора требования о недействительности дополнительных соглашений к трудовому договору и действий по начислению увеличенной заработной платы, премий заявлены конкурсным управляющим на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве под сделками (действиями), которые могут быть оспорены по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии трудовым законодательством.

Согласно пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве недействительной может быть признана сделка (действия по исполнению обязательств), совершенная в годичный период подозрительности при неравноценном встречном исполнении обязательств, то есть сделка, по которой исполнение, предоставленное должником, в худшую для него сторону отличается от исполнения, которое обычно предоставляется при сходных обстоятельствах. При этом не требуется доказывать факты, указывающие на недобросовестность другой стороны сделки (абзац второй пункта 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - постановление N 63)).

Квалифицирующими признаками подозрительной сделки, указанной в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, являются ее направленность на причинение вреда имущественным правам кредиторов, осведомленность другой стороны сделки об указанной противоправной цели, фактическое причинение вреда в результате совершения сделки.

Наличие в законодательстве о банкротстве приведенных специальных правил об оспаривании сделок (действий) не означает, что само по себе ухудшение финансового состояния работодателя, его объективное банкротство ограничивают права обычных работников на получение всего комплекса гарантий, установленных Трудовым кодексом Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс).

Одной из таких государственных гарантий является гарантия индексации оплаты за труд, направленная на обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы, ее покупательной способности (статьи 2, 130 и 134 Трудового кодекса). Данная гарантия действует не только в отношении работников государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, но и в отношении иных работников, заключивших трудовые договоры с работодателями, осуществляющими предпринимательскую и иную экономическую деятельность (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17.06.2010 N 913-О-О, от 29.05.2019 N 1269-О и др.).

Другой гарантией является компенсация за выполнение дополнительной работы в виде денежной доплаты (статья 151 Трудового кодекса).

В ходе рассмотрения настоящего дела конкурсный управляющий комбинатом не оспаривал факт исполнения работником трудовой функции, не ссылался на его аффилированность по отношению к должнику либо лицам, контролирующим последнего. Из материалов дела не усматривается, что работник занимал должность, относящуюся к числу руководящих.

Возражая по требованию управляющего, работник обращал внимание судов на то, что периодическое повышение его должностного оклада было направлено не на причинение вреда кредиторам комбината, а на компенсацию инфляции (статьи 130 и 134 Трудового кодекса) и предоставление доплаты ввиду увеличения объема работы (статья 151 Трудового кодекса). Работник, в частности, указывал на то, что в периоде го работы работники комбината стали постепенно увольняться, число сотрудников юридического департамента все время сокращалось, их работа перераспределялась между оставшимися юрисконсультами.

В нарушение положений статей 71, 184 и 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды уклонились от оценки приведенных возражений работника, тогда как они имели существенное значение для правильного разрешения спора. Суды не учли, что увеличение причитающихся работнику выплат, осуществленное работодателем в преддверии банкротства и в процедурах несостоятельности в пределах индексации заработной платы, предоставления компенсации за выполнение дополнительной работы, не могло быть квалифицировано как недействительная подозрительная сделка.

Более того, для признания дополнительных соглашений к трудовому договору недействительными на основании статьи 61.2 Закона о банкротстве следовало, по меньшей мере, установить существенную неравноценность встречного исполнения со стороны работника путем сравнения спорных условий о повышении его должностного оклада с аналогичными соглашениями, заключавшимися, в том числе иными участниками оборота (пункт 8 постановления N 63). Цель причинения вреда кредиторам отсутствует в ситуации, когда заработная плата обычного работника повышена так, что она существенно не отличается от оплаты за труд по аналогичной должности, которую получают на других предприятиях, схожих с должником по роду и масштабу деятельности.

В рассматриваемом случае, разрешая обособленный спор, суды не проверили доводы работника о том, что его повышенная заработная плата в целом соответствовала вознаграждению, которое выплачивали юрисконсультам иные работодатели, осуществляющие деятельность в том же регионе и на том же рынке.

В части, касающейся начисления и выплат работнику премий, Судебная коллегия отметила следующее.

В соответствии со статьей 129 Трудового кодекса в состав заработной платы включаются премии. При этом работнику могут быть установлены два вида премий - премии постоянного и разового характера. Первые входят в систему оплаты труда, начисляются регулярно за выполнение заранее утвержденных показателей, у работника возникает право требовать их выплаты при условии выполнения указанных показателей (статья 135 Трудового кодекса). Вторые не являются гарантированным доходом работника, выступают дополнительной мерой его материального стимулирования, поощрения, применяемой по усмотрению работодателя (статья 191 Трудового кодекса).

В материалы настоящего дела конкурсным управляющим представлены расчетные листки и документ, поименованный сводом начислений и удержаний. Из этих документов усматривается, что премии начислялись работнику ежемесячно после истечения испытательного срока. Размер премий был существенно ниже должностного оклада работника. Также в материалах дела имеется штатное расписание, согласно которому фонд оплаты труда комбинат рассчитывал исходя из должностных окладов работников и их ежемесячных премий.

Признав недействительными действия по начислению премий работнику, суды не выяснили, являются ли спорные премии составной частью его ежемесячной оплаты труда, подлежащей обязательной выплате в качестве заработной платы. В ситуации, когда начисленные работнику премии фактически входили в систему оплаты труда, действия по их начислению могли быть признаны недействительными лишь при существенном несоответствии размера этих премий внесенному работником трудовому вкладу (статья 61.2 Закона о банкротстве).

В связи с тем, что судами допущены существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход рассмотрения дела, обжалуемые определение и постановления подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обособленный спор - направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении спора суду надлежит установить фактически сложившуюся на комбинате систему оплаты труда, проверить начисленное работнику вознаграждение на предмет равноценности встречных предоставлений работника и работодателя, после чего дать правовую квалификацию.