«Альянс Управляющих»
Саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих

Определение Верховного Суда РФ от 29.10.2020: решение собрания кредиторов о приобретении должнику жилого помещения меньшей площадью и стоимостью взамен имеющейся квартиры недействительно (в отсутствие обозначенного КС РФ законодательного регулирования).

Определением Судебной коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.10.2020 N 309-ЭС20-10004 по делу N А71-16753/2017 удовлетворено требование о признании недействительными решений общего собрания кредиторов о приобретении должнику иного жилого помещения меньшей площадью и стоимостью взамен имеющейся у него квартиры, поскольку решение кредиторов фактически лишало гражданина частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли. Одновременно должнику было навязано право собственности на иное имущество, в приобретении которого он заинтересованности не выражал.

Верховный Суд в том числе установил следующее.

На состоявшемся 27.09.2019 собрании кредиторов должника приняты решения о предоставлении конкурсным кредитором Лебедевым А.Н. должнику в единоличную собственность квартиры, площадью 19,8 кв. м, расположенной в том же городе, компенсации Лебедеву А.Н. цены приобретаемой квартиры в сумме 850 000 руб. за счет реализации конкурсной массы, поручении финансовому управляющему заключить от имени и в интересах должника договор передачи жилого помещения.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, констатировал наличие у кредиторов в рассматриваемом случае права на приобретение должнику иного жилого помещения, удовлетворяющего разумные потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, взамен имеющейся у него квартиры. Установив, что должником не предпринимаются меры по погашению кредиторской задолженности, имеющаяся у него в собственности квартира не использовалась им в качестве жилой, место фактического жительства должник не раскрывает, в зарегистрированном браке не состоит, нетрудоспособных лиц на иждивении не имеет, суд счел, что предоставление должнику взамен принадлежащей ему квартиры иного жилого помещения, пригодного для проживания, позволит частично погасить требования кредиторов за счет продажи квартиры большей площадью.

Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.

Пункт 2 статьи 12 и пункт 12 статьи 213.8 Закона о банкротстве содержит перечень вопросов, решение которых относится к исключительной компетенции собрания кредиторов. Иные вопросы, решение которых также входит в компетенцию собрания кредиторов, определены в Законе о банкротстве применительно к отдельным процедурам, применяемым в деле о банкротстве гражданина.

При этом законодательство о несостоятельности не содержит запрета на принятие собранием кредиторов решений по другим вопросам, прямо не отнесенным к его компетенции, но разрешение которых необходимо для целей банкротства или защиты прав кредиторов.

В то же время такие решения не могут противоречить требованиям законодательства и в частности приводить к нарушению конституционных прав гражданина-должника, включая право на жилище (часть 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 14.05.2012 N 11-П (далее - постановление N 11-П), имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений, установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (абзац первый пункта 4 мотивировочной части постановления).

Вместе с тем, принимая решение воздержаться от признания названного положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении N 11-П руководствовался принципом разумной сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального законодательного регулирования иное решение (о признании нормы неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем, причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной уязвимости людей. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище (далее - роскошное жилье), а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации прямо и недвусмысленно исключил возможность решения данного вопроса (установления правил предоставления замещающего жилья) правоприменителем до внесения соответствующих изменений в законодательство.

До настоящего времени такое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии определения того и другого не закреплены.

В рассматриваемом случае кредиторы Стружкина Д.Г. (должника), приняв решение о приобретении должнику иного жилого помещения меньшей площадью и стоимостью взамен имеющейся у него квартиры, фактически произвольно в отсутствие законодательного регулирования определили разумно достаточный уровень обеспеченности должника жильем, что не согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации. При этом также очевидно, что имеющуюся у должника квартиру площадью 40 кв. м нельзя признать для него роскошным жильем, превышающим разумную потребность в жилище.

По смыслу абзаца второго части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации наличие у гражданина фактической возможности проживать по иному адресу не означает допустимость безусловного неприменения к находящемуся в его собственности единственному жилью исполнительского иммунитета.

Довод кредиторов и финансового управляющего о том, что должник предпринимал действия по переводу спорной квартиры в нежилой фонд для использования помещения в коммерческих целях сам по себе не подтверждает наличие у последнего прав на иное жилье.

Санкционировав принятые собранием кредиторов решения, суды апелляционной инстанции и округа в нарушение положений статьи 35 Конституции Российской Федерации фактически лишили гражданина частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли. Одновременно должнику было навязано право собственности на иное имущество, в приобретении которого он заинтересованность не выражал.

Поскольку оспариваемые решения противоречат действующему законодательству, приняты за пределами компетенции собрания кредиторов, нарушают права должника, суд первой инстанции правомерно признал их недействительными, а вывод судов апелляционной инстанции и округа об обратном ошибочен.