«Альянс Управляющих»
Саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2020: суд может рассмотреть кандидатуру управляющего, предложенную вторым заявителем, погасившим требования первого, при сомнениях в независимости первоначальной кандидатуры (или реализовать случайные выбор СРО)

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2020 N 305-ЭС19-26656 по делу N А41-23442/2019 отменено апелляционное постановление, признано обоснованным определение суда первой инстанции о запросе в саморегулируемой организации кандидатуры арбитражного управляющего, предложенной вторым заявителем по делу о банкротстве – после погашения им требования первого заявителя и отказа от заявления, основанного на погашенном требовании.

Барцев П.И. обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании должника (ООО "Торговая компания "И.В.В.") банкротом на основе долга в размере 323 300 руб. Определением от 28.03.2019 заявление Барцева П.И. принято к производству, суд запросил в СРО предложенную кредитором кандидатуру арбитражного управляющего.

Со вторым заявлением о банкротстве должника обратился банк (акционерное общество "Московский индустриальный банк") с требованием в размере 1,5 млрд. руб. Заявление банка принято как заявление о вступлении в дело о банкротстве. К первому заседанию банк перечислил в депозит нотариуса сумму, соответствующую размеру обязательства должника перед Барцевым П.И., на основе этого банк заявил ходатайство о правопреемстве на стороне кредитора по первому заявлению о банкротстве.

Определением суда первой инстанции от 11.06.2019 Барцев П.И. был заменен на банк.

Определением от 13.06.2019 принят отказ банка от первого заявления о признании должника банкротом, производство по данному заявлению прекращено.

Определением от 21.06.2019 назначено судебное заседание по рассмотрению второго заявления банка (на 1,5 млрд. руб.), суд запросил у ассоциации МСРО "Содействие" сведения о предложенной банком кандидатуре арбитражного управляющего Борисенко В.В.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 16.10.2019 названное определение отменено в части обязания ассоциации МСРО "Содействие" представить кандидатуру арбитражного управляющего.

Банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемое постановление отменить.

 

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации при вынесении определения в том числе обратила внимание на следующее.

Действительно, как правило, погашение вторым заявителем по делу требования первого, а равно осуществление процессуального правопреемства и заявление отказа от требования для придания второму искусственного приоритета - не могут сами по себе предоставлять второму заявителю право на предложение своей кандидатуры управляющего. Соответствующие разъяснения содержатся в пункте 27 Обзора дел с участием уполномоченного органа, на который сослался суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, согласно правовой позиции, изложенной в пункте 56 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (далее - постановление N 35), суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения.

Названная правовая позиция получила свое органическое развитие в пункте 27.1 Обзора дел с участием уполномоченного органа, где указано что при подаче заявления как должником, так и его аффилированным лицом кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора.

Равным образом на этой же идее о необходимости обеспечения независимости и беспристрастности в работе арбитражного управляющего базируется и разъяснение пункта 12 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020; далее - Обзор дел по включению требований контролирующих лиц), согласно которому голоса контролирующих должника лиц не учитываются на собрании кредиторов при определении кандидатуры арбитражного управляющего.

На первый взгляд, правило о сохранении кандидатуры управляющего, предложенной первым заявителем, и перечисленные выше разъяснения могут быть квалифицированы как противоречащие друг другу. Однако такое понимание сочетания имеющихся в правоприменительной практике правовых позиций было бы ошибочным. Напротив, разъяснения, направленные на обеспечение независимости и беспристрастности арбитражного управляющего, требуют содержательного анализа взаимоотношений сторон и потому должны рассматриваться как дополняющие правило пункта 27 Обзора дел с участием уполномоченного органа, которое по своей природе является формальным и не предполагает учет контекста таких взаимоотношений.

Из приведенных суждений следует, что обычно назначается управляющий, предложенный первым заявителем. Однако, если у суда имеются разумные подозрения в его независимости, то суд всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего (в том числе посредством случайного выбора). Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии).

В данном случае подобного рода подозрения в независимости предложенного первым заявителем управляющего имели место. Как справедливо указывал банк, Барцев П.И. после получения удовлетворения своего требования продолжал возражать против процессуального правопреемства и настаивать на банкротстве должника. Подача Барцевым П.И. заявления совпала с вхождением должника в процедуру ликвидации. Кроме того, из Картотеки арбитражных дел следует, что сам должник обращался с апелляционной жалобой на определения от 11 и 13 июня 2019 года (о процессуальной замене и прекращении производства по первому заявлению), а также на определение, принятое по настоящему обособленному спору, тем самым консолидировавшись с Барцевым П.И.

Подобное поведение является необычным и должно было вызвать разумные подозрения со стороны суда. Единственное лежащее на поверхности логичное объяснение таким действиям может заключаться в наличии неформальных договоренностей между должником и Барцевым П.И. в целях осуществления набора мер, направленных на назначение связанного с ними арбитражного управляющего. Бремя опровержения таких подозрений лежало на Барцеве П.И. и должнике, однако ими иные мотивы своего поведения не приведены.

Таким образом, учитывая, что закон выдвигает к управляющему требование о независимости от должника (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве, пункт 27.1 Обзора дел с участием уполномоченного органа, пункт 12 Обзора дел по включению требований контролирующих лиц), предложенная Барцевым П.И. кандидатура управляющего не могла быть утверждена.

В такой ситуации суд был вправе либо назначить случайный выбор управляющего, либо перейти к рассмотрению кандидатуры, предложенной банком как вторым заявителем по делу.

В своем определении от 21.06.2019 суд запросил у ассоциации МСРО "Содействие" предложенную банком кандидатуру арбитражного управляющего Борисенко В.В. Возражая против кандидатуры банка, общество "Трансгрупп" (кредитор) указывало, что предложенный банком управляющий имеет возможность ровно также в своей деятельности оказывать предпочтение отдельному кредитору (банку), игнорируя интересы как должника, так и иных кредиторов. Подобного рода возражения действительно в ряде случаев могут быть обоснованными. Однако поскольку суд решил не проводить случайный выбор, а проверить предложенную банком кандидатуру, то соответствующие возражения должны быть предметом обсуждения не при вынесении определения о принятии заявления к производству, а при рассмотрении вопроса об утверждении управляющего в судебном заседании.

Если суд придет к выводу об обоснованности возражений общества "Трансгрупп", он не лишен в дальнейшем возможности запросить кандидатуру управляющего посредством случайного выбора саморегулируемой организации как наиболее оптимального варианта поиска управляющего для всех спорных ситуаций в условиях действующего правового регулирования (в том числе ситуаций, где имеется прямое законодательное предписание).

Исходя из вышеизложенного, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены определения суда первой инстанции от 21.06.2019 на данной стадии.